Поездка на природу — фоторепортаж

Воспользовавшись послаблениями в режиме карантина наши друзья выехали из Иерусалима на природу. Впечатлениями делится Татьяна Махарницкая.

Дорога на Реховот.

 

Пустыня цветёт.

 

Приехали!

 

Сухая растительность. Найти кузнечика!

 

Однако — близко вода.

 

Достигли!

 

Отдыхаем!

 

Дальше — больше (воды).

 

Благословение цветка эвкалипта.

«Литовский Иерусалим» в Иерусалиме

Александр Аграновский

В Иерусалимской русской городской библиотеке 29 декабря 2019 года состоялась презентация книги Генриха Аграновского «Они здесь жили», заметки о еврейском наследии Вильнюса – «Литовского Иерусалима». Книга – настоящая энциклопедия еврейской жизни города – духовной и культурной столицы евреев Литвы и Белоруссии, в котором еврейские общины существуют с XIV века. Здесь жили и работали Виленский Гаон, писатели-классики Хаскалы и корифеи литературы идиш. Книга богато иллюстрирована работами Добужинского, Репина, Шагала, Модильяни, других мастеров Парижской школы и виленских художников.

Генрих Аграновский за 40 с лишним лет по зёрнышкам, по листочкам, по фотографиям и рисункам собрал историю евреев, живших и бывавших в Вильнюсе, а они составляли в начале ХХ века около 40 процентов населения города. Начинается эта замечательная книга стихотворением Семена Липкина:

Не вывесок не надо, ни фамилий,// Я всё без ложной скромности пойму. // Мне камни говорят: «Они здесь жили», // И плач о них не нужен никому.

Генрих Аграновский в Вильнюсе с 1949 года. С детства интересовался историей. Выпускник химфака Вильнюсского университета, работал инженером на заводе и старшим научным сотрудником института радиоизмерительной аппаратуры. После окончания курсов экскурсоводов в 1971 году водил экскурсии по родному городу. С 1990 года штатный, а потом внештатный сотрудник Государственного еврейского музея Литвы. Активно изучал материалы о евреях в Литовских архивах. Многие дела, судя по учетным карточкам, смотрел первым. Узнавал много нового и интересного. Часто чувствовал себя, как наркоман, вдыхающий наркотические пары. Появилось желание рассказать о найденном. Так, в 1992 году появилась в соавторстве с сотрудницей еврейского музея Ириной Гузенберг небольшая книжечка в 70 страниц, «Литовский Иерусалим. Краткий путеводитель» — первая подобная книга за послевоенные годы. В 2011г. книга, выросшая до 650 страниц, была переиздана под названием «Вильнюс: По следам Литовского Иерусалима».  Но хотелось сделать более доступную для чтения книгу и в 2014 году были изданы «Заметки о еврейском наследии Вильнюса «Они здесь жили».

 

Вечер вели Ирит Абрамски из института Яд Ва Шем и руководитель Иерусалимского отделения Ассоциации Израиль – Азербайджан «АзИз» Александр Аграновский. Это был восьмой день праздника Ханука – праздника света, тепла и обновления Храма и в обновлённой Иерусалимской русской библиотеке – Храме книги горели ханукальные свечи. Их в огромной зелёной ханукие зажег доктор философии, писатель, журналист, отказник, автор книг «Евреи Петербурга» и «Евреи в Ленинграде» Михаил Бейзер, а ханукию «Древо жизни» подарила библиотеке скульптор Юлия Сегаль, чьи работы есть в Третьяковской галерее, Русском музее, деревне художников Санур, многих частных коллекциях.

 

Ханукальную историю от журналиста Петра Люкимсона пересказал соведущий вечера Александр Аграновский. Молодой раввин Шрага Шмуэль Шницлер, выносивший трупы в концентрационном лагере Берген Бельзене в канун Хануки в декабре 1944 года нашел спрятанные 8 бутылочек с маслом. И так как их никто не забрал до самого праздника, посчитал, что имеет право их взять и достойно отметить Хануку с узниками лагеря. Через годы в США Сатмарский ребе рассказал ему, что не успел воспользоваться спрятанным в Берген Бельзене маслом, так как был переведён в другой лагерь и  молил Всевышнего, чтобы хоть какой-то еврей нашел его тайник и использовал масло по назначению! Молитва дошла.

Доктор Ирит Абрамски, директор русскоязычных программ Международной школы Института Яд Ва Шем, специалист по истории Катастрофы и истории евреев Северной Африки, приехала в Израиль девятилетней девочкой, русский выучила уже здесь после приезда «большой алии». Её мама одна выжила из семьи в 18 человек, остальные погибли в Вильнюсском гетто. Ирит первая написала, что Катастрофа коснулась не только европейских, но и североафриканских евреев. Посетив Вильнюс через 20 лет после репатриации, Ирит встретилась с Генрихом Аграновским, который показал ей её дом и еврейские места города, подарил свою книгу. За 20 лет много изменилось, а евреев почти не осталось. Главная улица города успела побывать Георгиевским проспектом, проспектом Ленина, Сталина, Адама Мицкевича, а сейчас носит имя Гядиминаса. Публикации Генриха Аграновского стали базой для изданных Институтом Яд Ва Шем материлов и учебных пособий по Катастрофе евреев Литвы. По этим материалам Ирит, считающая Генриха Аграновского своим учителем, преподавала Катастрофу и израильским арабам, объясняя им почему демократия лучше тоталитарных режимов. Ирит рассказала о большом и малом Вильнюсском гетто, о треёх еврейских кладбищах, о роли Вильнюсского университета в еврейской истории, о Государственном еврейском музее Литвы имени Виленского Гаона, о самом Гаоне и о Понарах, где уничтожено около 200 тысяч евреев. Рассказала она и про командира партизанской организации Виленского гетто Ицхака Виттенберга, который по приказу старосты юденрата Якова Генса сдался и был казнен и про этого старосту, считавшего, что «отправляя на смерть 1000 евреев, он спасает 10000 и делает всё, чтобы спасти как можно больше узников».

Племянница Генриха Аграновского Мила Аграновская уже много лет, как переехала из Вильнюса в Израиль и живёт в Маале Адумим. Дядя Генрих был и остаётся её кумиром, они видятся почти каждый год. Мила зачитала письмо дяди участникам встречи. Она обещала привезти в Иерусалим несколько экземпляров книги «Они здесь жили» и отдать желающим по номиналу.

По поручению Посла Литовской республики в Израиле Лины Антанавичене собравшихся приветствовала сотрудник посольства Эвелина Ариав. Поблагодарив за приглашение, она рассказала, что парламент Литвы объявил 2020 год «Годом Виленского Гаона и евреев Литвы». Литва будет отмечать 300-летие со дня рождения раввина, каббалиста и общественного деятеля Виленского Гаона Элияху бен Шломо Залмана. Литовские евреи со времен Великого Княжества Литовского внесли значительный вклад в развитие государственности Литвы, в историческое и культурное наследие страны.

Искусствовед Галина Подольская рассказала о Марке Шагале, который очень любил Вильнюс и показала собравшимся яркий альбом члена объединения профессиональных художников Израиля, выпускника Вильнюсской Академии искусств Шауля Космана.

Доктор Михаил Бейзер встречался с Генрихом Аграновским в Вильнюсе и Иерусалиме. Генрих показал ему еврейский Вильнюс. По его совету Бейзер написал книги о еврейской истории Санкт Петербурга – Ленинграда. После книг Аграновского и Бейзера появились книги о других городах, где жили евреи – Одессе, Харькове, Кишинёве, Ташкенте, Баку, Черновцах… Но Генрих Аграновский до сих пор остаётся самым серьёзным, глубоким исследователем своего еврейского города, летописцем, верным своей теме – у него из года в год выходят книги и публикации о Вильнюсе и его горожанах. И хотя евреев в городе выжило после войны только 4%, но память о погибших должна остаться в местах, где они жили. Тут помнят евреев, способствовавших расцвету города, среди них скульпторы Марк Антокольский и Жак Липшиц, работа которого «Дерево жизни» находится в Иерусалиме, художники Исаак Левитан и Иегуда Пэн, скрипач Яша Хейфец, балетмейстер Асаф Мессерер и его династия, писатель Ромен Гари, поэт Лейб Стоцки, сионисты, талмудисты, бундовцы, революционеры, строители, книгоиздатели, филантропы, ремесленники, инженеры, врачи, учителя, торговцы…

В Вильнюсской консерватории училась великая еврейская певица Нехама Лифшицайте – «Литовский соловей», доброй ей памяти! Популярность пришла в 1958 году после получения первого места за исполнения песен на идиш на конкурсе артистов эстрады в Москве. Это было впервые в Советском Союзе, где были запрещены литература и песни на идиш и, тем более на иврите, как пропаганда национализма. Идиш, начиная с Нехамы, стал вновь легальным языком.  Во многих городах ей запрещали петь. Цензоры из КГБ проверяли содержание каждой песни по подстрочнику. В 1969 года Нехама одна репатриируется в Израиль, в аэропорту её встречает Голда Меир. Вскоре в Израиль переезжает дочь Роза Бен Цви Литаи. Нехама много выступает на радио и телевиденье, гастролирует, ездит по стране, поёт песни еврейской души на идиш и иврите, любит петь «Гимн еврейских партизан Виленского гетто» – «Не говори, что ты идёшь в последний путь», написанный в 1942 году Гиршем Гликом на мелодию братьев Покрасс и «Гимн узников Сиона», написанный в Сибири Иезекиилем Фуллервитцем. Нехама работала директором тель-авивской музыкальной библиотеки.  В 2006году великая певица избрана председателем Всемирного совета по культуре на идиш.

Дочь Нехамы Роза (Рейзеле) была гостьей нашего вечера. Она рассказала про маму, про её жизнь в Литве и Израиле, про Цемаха Шабада – Вильнюсского «Доктора Айболита», чей памятник с девочкой и кошкой украшает еврейский квартал Вильнюса. Она говорила про еврейскую театральную и культурную жизнь той Литвы. Рассказала Роза и про консула Японии в Литве Чиюне Сугихара, который массово выдавал японские визы и спас от нацистов 6000 человек. Памятник ему есть в Вильнюсе, а на Сионской горе в Иерусалиме в 2019 году установлена мемориальная доска. В октябре 2019 года Роза и праведники мира открыли выставку в Каунасском муниципальном музее, посвященную легендарной Нехаме.

Координатор Восточноевропейского отдела Центрального архива истории еврейского народа в Иерусалиме, соавтор книги «Сто еврейских местечек Украины», Вениамин Лукин познакомился с Генрихом Аграновским в 1992 году на конференции в Петербургском еврейском университете. Генрих читал там доклад о первых еврейских типографиях. Чуть позже, в 1993 году, у него вышла небольшая книжка «Становление еврейского книгопечатания в Литве». Многие из его архивных открытий зафиксированы на мемориальных досках, появившихся на стенах старых зданий Вильнюса. Одна из первых – на доме, где жил Яша Хейфиц. Презентуемая книга является научным исследованием еврейской истории города. Здесь самые разнообразные документы, письма, афиши, архитектурные чертежи, планы земельных участков, титульные листы старинных книг, а также бережно собранные в течение многих лет редкие, зачастую семейные фотографии и почтовые открытки.

Вениамин считает, что «книга Генриха Аграновского «Они там жили…» необходима каждому, кто отправляется в путешествие по Литовскому Иерусалиму, она является одним из лучших примеров скрупулезного историко-краеведческого исследования, ей присуща достоверность энциклопедии и занимательность иллюстрированного альбома».

Поэт и врач Сергей Корабликов – Коварский, родившийся в Виленском гетто в 1942 году, хотел поделиться своими воспоминаниями и стихами, но не смог приехать из Тверии в Иерусалим.

Писатель, поэт, переводчик с польского Елена Твердислова рассказала о любви поэта Иосифа Бродского к Литве, ставшей первым Западом для него, о новом фильме «Ромас, Томас и Иосиф» и прочитала отрывок из «Литовского дивертисмента» Бродского – «Вот скромная приморская страна, свой снег, аэропорт и телефоны. Свои евреи…».

Профессор Чингиз Гусейнов рассказал, что среди его аспирантов в Москве в Академии Общественных Наук были 2 литовца Сигитас Ренчис и Пятрас Браженас, написавший предисловие к очень еврейскому пятитомнику живущего ныне в Израиле Григория Кановича. По словам Браженаса, «Григорий. Канович является одним из талантливейших людей, выросших на Литовской земле».

В том пятитомнике Канович писал про исчезнувший Иерусалим: «Златоглавый Иерусалим на холмах, благодаренье Господу, не исчез и пребудет вовеки. Исчез другой Иерусалим – Северный, в Вильне, в колыбели и святыне литовского еврейства, в городе мудрецов и страдальцев за веру праотцев; в городе, по крышам которого когда-то по ночам ангелы-хранители расхаживали, как кошки, и кошки – как ангелы…»

Александр Аграновский по поручению Вильнюсской Хоральной синагоги и Шломо Левина передал библиотеке книгу Генриха Аграновского и Ирины Грузенберг «Вильнюс. По следам Литовского Иерусалима». Он рассказал, что в честь 300 летия со дня рождения Виленского Гаона (на иврите Гаон – гений) Элияху бен Шломо Зальмана банк Литвы в 2020 году выпустит серебряную монету номиналом 10 евро. На ней на литовском и идиш будет знаменитая фраза Гаона «Стоит только захотеть, и ты будешь гением». Вверху в форме короны еврейская буква шин «ש» – имеющая числовое значение в гематрии – 300, а в середине монеты над свитками торы надпись «הגר”א» – акроним «Ха Гаон Рабби Элияху».

Собравшиеся просили передать Генриху Аграновскому пожелание здоровья и благодарность за его замечательные и познавательные книги о Литовском Иерусалиме, ставшие памятниками Вильнюсским евреям. Аналогичная презентация книги планируется в Маале Адумим и других городах Израиля.

Фотографии Ицхака Хаимова, Александра Аграновского, Станислава Громова и из интернета

Источник: https://www.lzb.lt

Израиль с высоты птичьего полета

Каждый год в канун Дня независимости замечательный израильский фоторепортер Исраэль Бардуго выставляет 20 фотографий, сделанных с высоты птичьего полета за последние 12 месяцев.

В новую фотоподборку вошли снимки Иерусалима, Хайфы, пейзажи Галилеи, морские виды, выполненные днем и ночью. Посмотрите, какая удивительная и неповторимая страна, наш Израиль.

Иерусалим. Фото: Исраэль Бардуго

 

Побережье Ашдода. Фото: Исраэль Бардуго

 

Мертвое море. Фото: Исраэль Бардуго

 

Хермон. Фото: Исраэль Бардуго

 

Ночной Тель-Авив. Фото: Исраэль Бардуго

 

Монастырь Мар-Саба. Фото: Исраэль Бардуго

 

Крепость Нимрод. Фото: Исраэль Бардуго

 

Дорожная развязка Эйн ха-коре на шоссе № 431. Фото: Исраэль Бардуго

 

Хула. Фото: Исраэль Бардуго

Источник: vesty.co.il

Память и Жизнь

В этом году Марш Живых проводился позже обычного, а необычайно тёплый май украсил Паняряй яркой весенней зеленью, напоминая участникам марша о победе Жизни над смертью.

Мы прибыли в Паняряй ранее начала шествия и прошли пустынной дорогой, на которой колеблющиеся тени деревьев пробуждали образы движущихся к расстрельным ямам наследников вильнюсского гетто.

Дорога теней. Марш Живых, Паняряй, 23 мая 2018. Фото: МС «Шаббат Шалом!»

Когда мы подошли к железнодорожной станции, от которой и начинался скорбный путь вывозимых на расстрел членов вильнюсского гетто, участники марша уже собрались.

Ж/д станция Паняряй. Марш Живых, Паняряй, 23 мая 2018. Фото: МС «Шаббат Шалом!»

Напутствуемые звонкими гудками тепловозов шествие началось чуть ранее намеченного времени, что говорило, по-видимому, о решительном настрое участников.

Необычным было и то, что всеми уважаемый господин Линас Линкявичус, министр иностранных дел Литвы, не возглавлял шествие, но демократично замыкал его, подчёркивая значимость участи в нём, вне зависимости от занимаемого места в шествии.

Люди и тени. Марш Живых, Паняряй, 23 мая 2018. Фото: МС «Шаббат Шалом!»

Шествие заняло около 15 минут и участники марша собрались у памятника жертвам Холокоста.

У памятника жертвам Холокоста в Литве. Марш Живых, Паняряй, 23 мая 2018. Фото: МС «Шаббат Шалом!»

Памятная церемония началась с возложения венков к памятнику жертвам Холокоста.

Венок от правительства возлагает министр иностранных дел Л. Линкявичус. Марш Живых, Паняряй, 23 мая 2018. Фото: МС «Шаббат Шалом!»

 

Венок от посольства Израиля возлагает посол Амир Маймон. Марш Живых, Паняряй, 23 мая 2018. Фото: МС «Шаббат Шалом!»

 

Венок от еврейской общины возлагают Ф. Куклянски и Ф. Брынцовска. Марш Живых, Паняряй, 23 мая 2018. Фото: МС «Шаббат Шалом!»

 

Венок от еврейской ассоциации Литвы в Израиле возлагает Ари Бен-Ари Гродзенский. Марш Живых, Паняряй, 23 мая 2018. Фото: МС «Шаббат Шалом!»

Церемония продолжена возложением цветов к памятнику жертвам вильнюсского гетто.

Цветы памяти. Марш Живых, Паняряй, 23 мая 2018. Фото: МС «Шаббат Шалом!»

 

Помним. Марш Живых, Паняряй, 23 мая 2018. Фото: МС «Шаббат Шалом!»

 

Цветы в память погибших детей гетто. Марш Живых, Паняряй, 23 мая 2018. Фото: МС «Шаббат Шалом!»

 

Возложение цветов. Марш Живых, Паняряй, 23 мая 2018. Фото: МС «Шаббат Шалом!»

А когда ведущий объявил минуту молчания, звонкое щебетание птиц, нарушающее тишину, возвестило торжество жизни: память живых не может нести в себе смерти непрощения. Памятные мероприятия должны носить жизнеутверждающий характер, поскольку будущее за теми, кто не знает боли и утрат, кто с доверием ожидает утро наступающего дня, несущее прекрасные мгновения утверждения добра и правды на земле. Будущее — за детьми, которые не знают греха, а потому не творят зла и не имеют памяти ни того, ни другого.

 

Дети — участники марша. Марш Живых, Паняряй, 23 мая 2018. Фото: МС «Шаббат Шалом!»

 

Напоминание о будущем. Марш Живых, Паняряй, 23 мая 2018. Фото: МС «Шаббат Шалом!»

Когда художник Самуэль Бак стал делиться воспоминанием о детских годах, проведённых в вильнюсском гетто, небеса ответили дождём. Об этом символе он и сказал, упомянув о том, что в тот день, когда его забирали в гетто, шёл дождь.

 

 

В заключение церемонии детский ансамбль учащихся школы «Saulėtekio» исполнил «Золотой Иерусалим» и «Хатикву».

 

Детский ансамбль учащихся школы «Saulėtekio». Марш Живых, Паняряй, 23 мая 2018. Фото: МС «Шаббат Шалом!»

Надежду на то, что жертва 6 миллионов еврейских душ не была напрасной, может дать только Господь. И получают её молящиеся открытым сердцем об утверждении всепрощения Бога Отца в Сыне Его Йешуа.

Была исполнена и на церемонии молитва, однако имени Мессии Йешуа в ней не прозвучало, а ведь только в этом имени даровано человечеству спасение и обретение надежды, которая не постыжает.

И пришли на память горькие слова пророка Иеремии:

«Мы лежим в стыде своем, и срам наш покрывает нас, потому что мы грешили пред Господом Богом нашим, – мы и отцы наши, от юности нашей и до сего дня, и не слушались голоса Господа Бога нашего.» (Иер. 3-25)
А на Паняряй нашла туча, грянул гром и хлынул ливень. И хочется верить, что эта гроза — символ очищения Литвы. И вслед за грозой откроется ясное небо и засияет свет солнца. И мы простим друг другу долги наши, а грехи наши простит нам Небесный Отец. Ведь у каждого из нас есть в чём покаяться пред Его святостью, в том числе и за грехи отцов.
… Чтобы тени прошлого не встали препятствием на нашем пути. И тогда станет верным благословение братства: в будущем году — в Иерусалиме!

 

 

Брат Валерий, МС «Шаббат Шалом!»

День Иерусалима

Фоторепортаж Татьяны Махарницкой

 

«Вот, Я начертал тебя на дланях Моих; стены твои всегда предо Мною.» Фото: Татьяна Махарницкая

 

«Сыновья твои поспешат к тебе, а разорители и опустошители твои уйдут от тебя. Возведи очи твои и посмотри вокруг, – все они собираются, идут к тебе. Живу Я! говорит Господь, – всеми ими ты облечешься, как убранством, и нарядишься ими, как невеста.» Фото: Татьяна Махарницкая

 

Синева небес, сошедшая на землю, как предзнаменование исполнения откровения: «И я, Иоанн, увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего.» Фото: Татьяна Махарницкая

 

«Радуйтесь, праведные, о Господе: правым прилично славословить. Славьте Господа на гуслях, пойте Ему на десятиструнной псалтири; пойте Ему новую песнь; пойте Ему стройно, с восклицанием, ибо слово Господне право и все дела Его верны.» Фото: Татьяна Махарницкая

 

«…Иерусалим заселит окрестности по причине множества людей и скота в нем. И Я буду для него, говорит Господь, огненною стеною вокруг него и прославлюсь посреди него.» Фото: Татьяна Махарницкая

 

«На стенах твоих, Иерусалим, Я поставил сторожей, которые не будут умолкать ни днем, ни ночью. О, вы, напоминающие о Господе! не умолкайте, – не умолкайте пред Ним, доколе Он не восстановит и доколе не сделает Иерусалима славою на земле.» Фото: Татьяна Махарницкая

Израиль празднует: пустыня Негев

Фоторепортаж Татьяны Махарницкой

 

В то время, как пешеходные дорожки в Иерусалиме пребывают по случаю семидесятилетия восстановления государства Израиль в обрамлении флагов и цветов,

пустыня Негев встречает неувядающей красотой скал и песков.

Мессианская община «Эвен Исраэль» из Иерусалима проводит субботнее молитвенное служение в пустыне, в окрестности кибуца Сде-Бокер. Это место расположено на высоте около 470 м над уровнем моря в центральной части пустыни Негев, на расстоянии чуть более сорока километров от Беер-Шевы и более ста — от Иерусалима.

В Сде-Бокере расположен Институт Негева имени Яакова Блауштейна при университете имени Д. Бен-Гуриона в Негеве, переведенный сюда из Беер-Шевы; в институте изучаются условия пустыни, методы использования солнечной энергии в этих условиях, принципы освоения пустынных земель. И материала для исследований учёных — великое множество.

Однако члены общины прибыли в пустыню не для её исследования: цель иная.

Молитвенное уединение для получения откровений Божьих. И первым делом каждый участник служения ищет в скалах пещеру для уединения.

Уединившись в пещере с Библией,

в молитве устремляя взор в небеса,

душа ищет близости Господа и жаждет получить откровения от Него. И как написано: кто ищет, тот и обрящет!

«И отвечали Седрах, Мисах и Авденаго, и сказали царю Навуходоносору: нет нужды нам отвечать тебе на это. Бог наш, Которому мы служим, силен спасти нас от печи, раскаленной огнем, и от руки твоей, царь, избавит. Если же и не будет того, то да будет известно тебе, царь, что мы богам твоим служить не будем и золотому истукану, которого ты поставил, не поклонимся.»

По завершении служения участники посетили могилу Бен-Гуриона, который похоронен вместе с женой на высоком обрыве над каньоном Эйн Авдат.

 Прекрасный вид открывается с этого места, однако более радует сердце участие в служении молодёжи общины.

Однако пришло время возвращаться в Иерусалим: прощай пустыня — ты прекрасна!

Сде-Бокер, 6 Ияра 5778

Дорога на Бейт-Шемеш

Золотой закат по дороге в Бейт-Шемеш; 25 декабря, 16.30 Фото: Татьяна Махарницкая

 

Закат 25 декабря 16.30; на пути в Бейт-Шемеш Фото: Татьяна Махарницкая

 

Свет небесного фонаря; дорога на Бейт-Шемеш, 25 декабря, 16.30 Фото: Татьяна Махарницкая